ЧЕМ БОЛЕЕТ СЕКРЕТАРЬ БОГА?

Отправлено 18 февр. 2012 г., 1:52 пользователем Вадим Разумов   [ обновлено 21 авг. 2016 г., 2:49 ]

ЧЕМ БОЛЕЕТ СЕКРЕТАРЬ БОГА?



Что будет, если кавказское долголетие нагрузить стрессами и проблемами современного мира? Получится судьба и диагнозы Армена Джигарханяна. Но на все вопросы о здоровье актер отвечает лаконично и по существу: «Извините, не ваше собачье дело!». Поэтому вместо актера о его диагнозах расскажем мы.

Набор болячек

Свои хвори Джигарханян тщательно собирал всю жизнь. Такие диагнозы не получишь за один день – и не вылечишь парой уколов. И актер трезво признает, что все это заработал:

– Человек сам все создает – и свой ад, и свой рай. Все сам. И не верю я в сверхъестественные внешние обстоятельства.

За долгую и успешную актерскую карьеру и не самую простую семейную жизнь актер «создал себе»:

  • Инсульт;
  • Ишемическую болезнь сердца;
  • Остеохондроз;
  • Дыхательные спазмы;
  • Диабет.

Также актер прошел через операцию стентирования – укрепления кровеносных сосудов в голове с помощью специальных стентов. Потерял все зубы и использует исключительно протезы – причем даже пользуется этим при исполнении ролей:

– Я играю Крэппа – жалею, что нет возможности, чтобы у Крэппа вдруг нос, как у сифилитика, отпал – до такой степени гниет и разлагается этот человек… Но зато я играю его без зубов – свои протезы снимаю…

Самое начало

Армен Джигарханян родился 3 октября 1935 года в Ереване. Ровно через месяц из семьи ушел его отец – аткер встретился с ним лишь спустя 17 лет. Отношения с матерью, Еленой Васильевной, у актера были непростые:

– Мама была маленькая, толстая, очень скандальная. У нас были сложные отношения… Истинные отношения не всегда красивы.

При этом Елена Васильевна очень любила театр, не пропускала ни одного драматического и оперного спектакля. И тем самым привила сыну любовь к искусству – по большому счету, вопрос о выборе профессии для Армена не стоял. Армен с детства кого-то изображал перед соседями – и со временем стал срывать все больше аплодисментов.

Упорный парень

Карьеру Джигарханяна можно описать пословицей «упорство и труд все перетрут». Провал при поступлении в ГИТИС в 1953 году, несколько лет работы в киноиндустрии Армении. Успех на театральной сцене своей родины – да такой, что 30-летний актер оказался одним из 4-х человек, кто смог позволить себе роскошь тех лет – новую «Волгу»:

– Купил в 1965 году, по личному и письменному разрешению первого секретаря ЦК Компартии Армении. Тогда такая была всего у 4-х человек в Ереване!

Затем повторный и на этот раз успешный штурм Москвы. И роли – в кино, в театре, большие, маленькие, успешные, не очень… Каждый сам выберет свои любимые фильмы с актером, но почти у всех в списке будут комедия «Здравствуйте, я ваша тетя!» и боевик советских лет «Место встречи изменить нельзя».

Спрятанная жизнь

За таким спокойным описанием карьеры спрятана очень бурная жизнь. Джигарханян сегодня, спустя годы, признается:

– Мне мешает эмоциональность. Я много раз на этом попадался.

Эта импусльивность очень много разрушила в жизни актера и за некоторые вещи он винит себя до сих пор.

Актер сам никогда не рассказывает о своем первом браке – супруга актриса Алла Вановская потихоньку сошла с ума, превратив семейную жзинь в кошмар. Они жили в Ереване, и это была бурная страсть. Алла дико ревновала «Джиго», часто бросалась на него с кулаками. Фактически актер сбежал от жены, прихватив крохотную еще дочку Елену – сбежал в Москву, к новой жизни и с новой женой. Об Алле с тех пор никто не слышал – ее официально признали сумасшедшей, карьера прервалась, а спустя несколько лет она умерла.

Настоящая любовь

Свой второй брак Джигарханян называет единственным и описывает очень нежно: с литературным редактором Татьяной Власовой познакомились на работе, в театре, встречались, влюбились, подолгу разговаривали…

Между тем театральные сплетники описывают тот роман иначе: отбил жену у режиссера Власова, с которым работал над спектаклем. Но отбил красиво: разговоры об искусстве, новых спектаклях, а затем совет: «Вам скучно жить? Есть проверенное средство – нужно влюбиться». И чуть позже получил ответ: «Знаете, я последовала вашему совету. Я влюбилась. В вас».

Большой и громкой свадьбы не было – рождение этой семьи скорее напоминало бегство. Будущие супруги срочно выехали в Москву вчетвером: Армен, его маленькая дочь Елена и Татьяна с сыном Степаном. Расписались уже в столице. Кольца найти не успели – Армен надел Татьяне перстень, с которым венчалась когда-то его бабушка.

Этот брак оказался долговечным – уже более сорока лет Армен и Татьяна вместе. Однако их счастье омрачили судьбы детей.

– Мы со Степаном чужие люди, и ничего тут не изменишь, – признается артист. И это самое легкое, что он может сказать о детях – потому что его дочь Елена трагически погибла. И сам Джигарханян винит в этом себя.

Боль

29 декабря 1987 года Елена решила познакомить отца со своим любимым – 23-летняя девушка собиралась выйти замуж и хотела на то одобрения отца. Армен Борисович души не чаял в дочери, любил до умопомрачения и любого ее кавалера рассматривал чуть ли не под лупой. Неизвестно, что и как имнено было сказано в тот вечер, но актер дал парню от ворот поворот.

Расстроенные влюбленные убежали из дому в гараж. На улице стоял мороз, поэтому парочка залезла в машину греться – завели мотор и уснули… Проснуться смог лишь «жених» – Елена погибла, отравившись выхлопным газом.

– Это я виноват, – произнес Джигарханян после. С похорон Елены его почти уносили.

Инсульт и операция

Сумма этих потрясений, нагрузок на работе постепенно превращалась в строчки диагнозов в медкарте Джигарханяна. Видимо, кавказский запас здоровья и долголетия позволил актеру пройти через все эти испытания достойно. По-настоящему с проблемами со здоровьем актер столкнулся лишь в конце 90-х годов прошлого века. А первый удар получил прямо на сцене.

В 1999 году Джигарханян получил вид на жительство в США, а один из поклонников подарил ему там дом. Актер не стал перебираться за океан совсем – он живет и работает на две страны. Именно в США, в 2008 году, с ним впервые случился инсульт – прямо на сцене. Холестериновая бляшка перекрыла ток крови. К счастью, тогда все обошлось.

А спустя год, летом 2009-го, Джигарханяну пришлось сделать операцию. Актер попал в больницу в предынфарктном состоянии. Кардиологи расширили его коронарные артерии, забитые холестериновыми бляшками, специальными трубками-стентами. В противном случае был риск ксилородного голодания сердечной мышцы, что могло привести к плачевному результату.

Изношусь, но не заржавею!

Вопреки всем этим вещам, актер остается верен профессии – по-прежнему возглавляет свой театр, ставит спектакли. Только вот играет все меньше – старается приноровиться к новым реалиям жизни:

– Медленно встаю, медленно сажусь – врачи советуют. Понимаю, что говорить надо осторожно. Еще повышен сахар – торт нельзя, бананы нельзя… Поменял ассортимент еды. Но виски пью – мне много не надо, сто грамм и я пьян.

В дополнение к этому Армен Борисович борется с остеохондрозом. С годами суставы износились, и некогда статный мужчина сегодня не отказывается от помощи при передвижении:

– Дождь идет – у меня, извините за подробности, суставы болят. Я должен на ноги надевать специальные колготки, а я не могу нагнуться и надеть.

При этом актер стал регулярно посещать больницы. Весной 2010 года сделал коронарографию – рентгеноконтрастный метод выявления ишемической болезни сердца.

В июле 2010 года прошел плановое лечение в одной из столичных кардиологических клиник. А спустя всего несколько месяцев, в октябре того же года, столкнулся с серьезным приступом, после которого был госпитализирован:

– Грудь как железом скована, вздохнуть не могу… Пришлось неотложку вызывать, – рассказывал неохотно Армен журналистам. И после намеренно драматизировал, словно надевая личину театрального персонажа: – Пугают меня тут. Говорят, что если еще пару раз такое повторится, то я могу не проснуться. Вот такие они добрые, эти врачи!

К счастью, тогда все обошлось. Армен Джигарханян продолжает и сегодня руководить театром, ставить спектакли и рассматривает предложения сняться в кино – огонь в глазах горит прежний:

– Лучше износиться, чем заржаветь!